Арсений Небельман
День первый

Шесть часов вечера: Хабаровск встретил меня высокой влажностью, жарой и хамоватым голосом потенциальной хозяйки квартиры по телефону. Мои мрачные предсказания сбылись, и она сдала хату кому-то другому, так что я остался без жилья.
Выцепив одногруппников-друзей Валеру и Игната, я поехал в центр. По пути в троллейбус подсела интересная японка, напряженно изучавшая путеводитель и общавшаяся с контролером на ломаном русском. Я сделал мысленную пометку поискать ее на нашем факультете русского языка: с молодыми носителями языка под боком у меня появлялся еще один шанс хоть как-то увлечь себя профильным предметом.
Прождав своих оболдуев с полчаса, я покатился с ними в замечательное заведение «Кофеё», куда меня впустили с огромной сумкой без вопросов. Закинувшись шестилетним пуэром (150 руб. — это довольно много заварки и хитрый вечнокипяточный прибор для многозаливания), я начал обзванивать ребят с фарпоста.
Давно уже отметил излюбленную забаву хабаровчан: давать объявления и не брать трубки. Ни один из десяти-пятнадцати обзвоненных мной парниш не ответил на звонок, и это несколько раздражает.
Первоначальный план договориться в хостеле о скидке при заселении на месяц также провалился.
В 20:00 заведение закрылось, и я, послав известно что, известно куда, отправился заселяться в офис к своему земляку и товарищу, который держит небольшое фотоателье.
Осознавая общий процент своего везения, я ожидал уткнуться в новые замки, но пронесло. Кинув сумку, я, с рюкзаком, пошел гулять. Все так же втроем мы распаковали мой джембе и сели на Прудах.
Джем удался на славу; барабан я не брал в руки давненько, но быстро разогнался. Ребята помогали бряц-ключами и хлоп-коленками. Потом подтянулся Саша с истфака с акустикой, и на «Границы ключ...» стали слетаться местные пьяницы, аки мотыльки на костер.

Ближе к полуночи я забрал у Саши зарядку на ведроид и отправился в свой одинокий офис. Помимо кожаного дивана и бойлера с водой, удобств там нет. Туалеты перестают работать после одиннадцати, а мой мочевой пузырь — нет. В общем, я последовал отеческому совету папы и использовал древнюю снайперскую премудрость под названием «Баночка с Широким Горлом».

Заев горе мармеладками и вяленым мясом, я поставил телефон на зарядку. Здесь-то и выяснилась любопытная особенность именно этого устройства: почему-то, чувствуя ее в себе, мой huawei начинает беспорядочно жать на все кнопки и игнорировать сенсор. К счастью, я бысто заметил закономерность и пользовался вконтактиком в незаряжаемом состоянии.
Уснуть я не мог долго: было страшно. Дело в том, что защита конторы состоит из навесного замка в «сенях» и большой железной двери, которая отказывалась закрываться снаружи. Замок не так давно уже срезали, и незапертая дверь создаала неиллюзорный искус к ограблению (я так думал). Боялся не что прибьют, а что ограбят по моей вине, и товарищ, меня приютивший, поплатится за свою доброту.
Меня постоянно пугал внезапно включавшийся кондиционер, так что через какое-то время я его к чортовой матери выключил, и вскоре заснул.

Ближе к двум часам ночи меня разбудил свет фонарика в лицо и очумелый вопрос: «Что ты тут делаешь?» Испугаться я не успел; то был уже знакомый мне друг конторы, который приехал распечатать какие-то счета. Зато он понервничал: дверь была приоткрыта, и он уже решил, что их ограбили. В обстановке полного сюрра я запустил машины, сделал все, что ему было нужно, мы поручкались, и он уехал. Пикантность ситуации в том, что о моих возможных ночевках мы с товарищем договаривались еще в июле, дозвониться я ему не могу, а по будням там работает уже совсем другой человек, я его не знаю. Дозвониться до него, увы, тоже не выходит. Тогда меня, впрочем, это не волновало: повошкавшись немного, я уснул снова, на этот раз капитально.

P.S. Не знаю, почему предпоследний абзац такой мелкий =(

@темы: Шестопутия